Судебный акт #1 (Решение) по делу № 2-3384/2021 от 08.04.2021

66RS0004-01-2020-007836-13

Дело № 2-3384/2021

Мотивированное решение изготовлено 20.08.2021

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

13 августа 2021 года Ленинский районный суд г. Екатеринбурга в составе председательствующего судьи Лазаревой В.И., при секретаре судебного заседания Зименковой М.В., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Евсеева А. А.ча к Гвилава Г. И., Мурцхваладзе Джейрану, Джоджуа Т. М. о признании права собственности на земельный участок в порядке приобретательной давности,

УСТАНОВИЛ:

истец <//> обратился в Ленинский районный суд г. Екатеринбурга с иском к Гвилава Г.И. о признании права собственности в силу приобретательной давности в соответствии с положениями ч. 1 ст. 234 ГК РФ на земельный участок с кадастровым номером общей площадью 815 кв.м, расположенный по адресу: г. Екатеринбург, <адрес>.

В обоснование требований указано на то, что <//> истец приобрел по договору купли-продажи 1/2 долю в праве общей долевой собственности на жилой дом, расположенный по адресу: г. Екатеринбург, <адрес>, расположенный на земельном участке площадью 830 кв.м. Вместе с домом продавцом истцу был передан прилегающий земельный участок по адресу: г. Екатеринбург, <адрес>, которым продавец пользовался с 1972 года. За период с 1987 года до настоящего времени истцом на земельном участке по адресу: г. Екатеринбург, <адрес>, возведены капитальные строения: хозяйственные постройки, гараж, баня, свободный от построек участок использовался для выращивания сельскохозяйственных культур. Участок огорожен капитальным забором. Более тридцати лет истец пользуется участком открыто и добросовестно. Неоднократные обращения в администрацию города г. Екатеринбурга по вопросу приватизации данного земельного участка разрешены не были. О продаже участка ответчику истцу стало известно из выписки ЕГРН. С 1987 года государственные органы никаких претензий к истцу не предъявляли, на земельном участке предыдущие собственники спорного земельного участка не появлялись. Земельный участок состоит на кадастровом учете с <//>. Границы земельного участка установлены в соответствии с требованиями земельного законодательства, согласовывались истцом. В соответствии со ст. 234 Гражданского кодекса Российской Федерации истец просит признать за истцом право собственности на земельный участок в силу приобретательной давности. Фактически ответчик земельным участком никогда не пользовался, в период с 1972 по 2020 г. не претендовал и о своих правах не заявлял и не появлялся. По сути бывший собственник самоустранился и отказался от земельного участка. Земельный участок стоит на кадастровом учете с <//>, границы установлены.

Истец и его представитель в судебном заседании требования поддержали по предмет и основаниям, указанным в иске и письменных пояснениях. Дополнительно суду пояснили, что сделки по купле-продаже и залогу спорного земельного участка являются ничтожными, мнимыми, спорный участок из владения истца не выбывал, он несет бремя содержания, платит налоги. Ответчиками не представлено доказательств исполнения договора купли-продажи, передачи денежных средств и наличия денежных средств в указанном в договорах размере. Считает, что ответчики злоупотребляют своими правами.

Ответчики в судебное заседание не явились, о времени и месте судебного заседания извещены своевременно надлежащим образом путем направления заказных писем с уведомлением по последним известным адресам места жительства (регистрации).

Представитель ответчиков Гвилава Г.И. и Мурцхваладзе Д.Рожин Д.И., действующий на основании доверенностей, в удовлетворении требований просил отказать, представил письменный отзыв. В обоснование возражений указал на то, что Гвилава Г. на настоящий момент собственником земельного участка не является. Истец спорным участком никогда не владел. Спорный участок имеет иные характеристики, которые были изменены по результатам кадастровых работ (площадь увеличилась с 741 до 815 кв.м). Основания для удовлетворения требований истца отсутствуют, истец фактически осуществил самозахват смежного земельного участка. Гвилава Г.И. осматривал земельный участок в 2020 г., кроме того, по его заказу были проведены кадастровые работы, на участок имеется свободный доступ, на участке были старые деревья и постройки предыдущих владельцев. Мурцхваладзе Д. участок не осматривал, но проверил юридическую принадлежность, кроме того, он осуществлял свои права собственника – обратился за выдачей Градостроительного плана земельного участка и с уведомлением о размещении объекта ИЖС на земельном участке в мае 2021 <адрес> также обременен в связи с договором займа и залога заключенным ответчиком с Джоджуа Т.М.. Основания считать действия ответчиков недобросовестными отсутствуют. Показания свидетелей не могут о чем-либо свидетельствовать, так как они не являются собственниками спорного участка, были приглашены по инициативе истца

В судебном заседании представитель ответчика Джоджуа Т.М. – адвокат по назначению Ободовская Л.Ю. в удовлетворении требований к ответчику просила отказать, поддержала позицию представителя ответчиков Рожина Д.И.

Третьи лица Лашхиа Д. и Заитов С.Ф. о времени и месте рассмотрения дела извещены своевременно и надлежащим образом путем направления заказных писем с уведомлением по месту жительства (регистрации), в судебное заседание не явились.

Ранее в судебных заседаниях третье лицо Заитов С.Ф. исковые требования поддержал, пояснил, что с 1998 года является собственником 1/2 доли в праве общей долевой собственности на жилой дом и земельный участок, расположенного по адресу: г. Екатеринбург, <адрес>, до него собственником являлась его мама (с 1980 г.). Дом имеет два отдельных входа, земельный участок разделен забором. Земельные участки по <адрес> разделены забором не были, фактически участком по <адрес> всегда пользовался истец.

Суд, с учетом мнения сторон, определил рассмотреть дело при данной явке и имеющихся доказательствах.

Заслушав явившихся участников процесса, исследовав письменные материалы дела, суд находит требования подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно ст. ст. 56, 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле.

Истцом требования заявлены о признании права собственности на земельный участок в порядке приобретательной давности.

Согласно п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума ВАС Российской Федерации N 22 от <//> "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" в силу пункта 1 статьи 234 ГК РФ лицо - гражданин или юридическое лицо, - не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет либо иным имуществом в течение пяти лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность).

В соответствии с ч. 4 ст. 234 Гражданского кодекса Российской Федерации течение срока приобретательной давности в отношении вещей, находящихся у лица, из владения которого они могли быть истребованы в соответствии со статьями 301 и 305 настоящего Кодекса, начинается со дня поступления вещи в открытое владение добросовестного приобретателя, а в случае, если было зарегистрировано право собственности добросовестного приобретателя недвижимой вещи, которой он владеет открыто, - не позднее момента государственной регистрации права собственности такого приобретателя.

В пункте 3 статьи 234 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что лицо, ссылающееся на давность владения, может присоединить ко времени своего владения все время, в течение которого этим имуществом владел тот, чьим правопреемником это лицо является.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10 и Пленума Высшего Арбитражного Суда N 22 от <//> "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", давностное владение является добросовестным, если лицо, получая владение, не знало и не должно было знать об отсутствии основания возникновения у него права собственности; давностное владение признается открытым, если лицо не скрывает факта нахождения имущества в его владении. Не наступает перерыв давностного владения в том случае, если новый владелец имущества является сингулярным или универсальным правопреемником предыдущего владельца; владение имуществом как своим собственным означает владение не по договору. По этой причине статья 234 Гражданского кодекса Российской Федерации не подлежит применению в случаях, когда владение имуществом осуществляется на основании договорных обязательств (аренды, хранения, безвозмездного пользования и т.п.).

Как указано в абзаце первом пункта 16 приведенного выше Постановления, по смыслу статей 225 и 234 Гражданского кодекса Российской Федерации, право собственности в силу приобретательной давности может быть приобретено на имущество, принадлежащее на праве собственности другому лицу, а также на бесхозяйное имущество.

Согласно абзацу первому пункта 19 этого же Постановления возможность обращения в суд с иском о признании права собственности в силу приобретательной давности вытекает из статей 11 и 12 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которым защита гражданских прав осуществляется судами путем признания права. Поэтому лицо, считающее, что стало собственником имущества в силу приобретательной давности, вправе обратиться в суд с иском о признании за ним права собственности.

По смыслу указанных выше положений закона и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации давностное владение является добросовестным, если, приобретая вещь, лицо не знало и не должно было знать о неправомерности завладения ею, то есть в тех случаях, когда вещь приобретается внешне правомерными действиями, однако право собственности в силу тех или иных обстоятельств возникнуть не может. При этом лицо владеет вещью открыто, как своей собственной, то есть вместо собственника, без какого-либо правового основания (титула).

Наличие титульного собственника само по себе не исключает возможность приобретения права собственности другим лицом в силу приобретательной давности.

Наличие каких-либо соглашений с титульным собственником или иным уполномоченным лицом, направленных на переход права собственности, не препятствует началу течения срока приобретательной давности.

По смыслу положений статьи 234 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности в силу приобретательной давности может быть приобретено и в том случае, если владение началось по соглашению с собственником или иным лицом о передаче права собственности на данное имущество, однако по каким-либо причинам такая сделка в надлежащей форме и установленном законом порядке не была заключена и переход права собственности не состоялся (лицо, намеренное передать вещь, не имеет соответствующих полномочий, не соблюдена форма сделки, не соблюдены требования о регистрации сделки или перехода права собственности и т.п.).

Отсутствие надлежащего оформления сделки и прав на имущество применительно к положениям статьи 254 Гражданского кодекса Российской Федерации само по себе не означает недобросовестности давностного владельца. Напротив, данной нормой предусмотрена возможность легализации прав на имущество и возвращение его в гражданский оборот в тех случаях, когда переход права собственности от собственника, который фактически отказался от вещи или утратил к ней интерес, по каким-либо причинам не состоялся, но при условии длительного, открытого, непрерывного и добросовестного владения.

Требование о том, что на момент вступления во владение у давностного владельца должны были иметься основания для возникновения права собственности, противоречит смыслу статьи 234 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку в таком случае право собственности должно было возникнуть по иному основанию.

При этом давностное владение недвижимым имуществом, по смыслу приведенных выше положений абзаца второго пункта 1 статьи 234 Гражданского кодекса Российской Федерации, осуществляется без государственной регистрации.

Как следует из материалов дела и установлено судом <//> Заитову С.Ф. выдано свидетельство о праве на наследство по закону, в том числе в отношении 1/2 доли целого жилого дома общей площадью 90,3 кв.м., с хозяйственными и бытовыми строениями и сооружениями: двумя теплыми пристроями, двумя службами, туалетом, ограждениями, расположенного на земельном участке размером 830 кв.м., по адресу: г. Екатеринбург, <адрес>, принадлежащего Заитовой Х.М. на основании договора купли-продажи от <//>. <//> на основании указанного свидетельства <//> за Заитовым С.Ф. зарегистрировано право собственности на 1/2 доли в праве общей долевой собственности на жилой дом общей площадью 9,3 кв.м., расположенный по адресу: г. Екатеринбург, <адрес>.

По договору купли-продажи от <//> Евсеев А.А. купил у Баженовой Н.П. 1/2 доли в праве общей долевой собственности на жилой дом, расположенный по адресу: г. Екатеринбург, <адрес>, расположенный на земельном участке площадью 830 кв.м. Баженовой Н.П. жилой дом принадлежал на основании договора купли-продажи от <//>.

<//> за Заитовым С.Ф. и Евсеевым А.А. на основании Постановления Главы города Екатеринбурга от <//> зарегистрировано право собственности на 1/2 доли за каждым в праве общей долевой собственности на земельный участок с кадастровым номером , площадью 851 кв.м., расположенный по адресу: г. Екатеринбург, <адрес>.

Материалы регистрационного дела в отношении объектов, расположенных по адресу: г. Екатеринбург, <адрес>, содержат схему расположения земельного участка и расположенных на нем строений, из которой видно, что земельный участок со стороны <адрес> имеет длину 42,05 м., длину участка со стороны участка – 38,5 м., со стороны участка – 40 м., ширину участка по дальней границе – 41,8 м. Строения, расположенные на схеме, содержат указание на их площадь, высоту. За пределами по землеотводным документам расположены гаражи, баня.

Техническая информация БТИ от <//> содержит информацию о том, что по адресу: Гризодубовой, 24, возведены самовольно: Г1 – служба, Г3 – навес, Г5 – гараж, Г7 – теплица, Г8 – теплица, Г9 – навес, Г10 – баня, Г11- предбанник, XI – колодец, XII – колодец (л.д. 78).

Согласно заключению Администрации г. Екатеринбурга совместно с БТИ от декабря 2005 г., площадь земельного участка по адресу: <адрес>, по данным первичного обследования от <//> составляла 830 кв.м, по данным последнегоо обследования от <//> – 1 646 кв.м.

Как следует из технической информации БТИ от <//> домовладение по адресу: г. Екатеринбург, <адрес>, зарегистрировано за Евсеевым А.А. и Заитовым С.Ф., в составе домовладения по состоянию на <//>, помимо жилого дома, службы, ограждения и туалетов, поименованы самовольно возведенные: А3 - теплый пристрой, Г – гараж, Г1 – гараж, Г2 – гараж, Г4 – баня, Г5 – теплица, Г6 – теплица, Г7 – служба, Г8 – навес, VII – скважина, Г7 – колодец.

Из акта согласования границ земельного участка по адресу: г. Екатеринбург, <адрес>, следует, что граница между земельными участками по адресу: <адрес>, 24 и <адрес> согласовывалась Евсеевым А.А. <//>. Площадь земельного участка с кадастровым номером в результате произведенных кадастровых работ составила 851 ± 20 кв.м.

Из ответа администрации г. Екатеринбурга на судебный запрос следует, что информация о предоставлении в аренду или собственность земельного участка по адресу: г. Екатеринбург, <адрес>, отсутствует.

Из представленных истцом документов следует, что с 1999 года истцом оплачивался земельный налог исходя из площади земельного участка 1 646 кв.м.

Также из материалов дела следует, что <//> Лашхиа Д.Р. было выдано свидетельство на право пожизненного наследуемого владения в отношении земельного участка площадью 741 кв.м. для индивидуальной жилой застройки (л.д. 67).

<//> по договору купли-продажи Лашхиа Д. продал Гвилава Г. земельный участок с кадастровым номером площадью 741 кв.м., расположенный по адресу: г. Екатеринбург, <адрес>, по цене 8 500 000 рублей. Данный договор зарегистрирован в ЕГРН <//>.

Кадастровые работы по уточнению границ земельного участка проведены по заказу Гвилава Г.И. <//>. Доводы представителя ответчика о том, что на участок имелся свободный доступ, судом отклоняются, достаточными и достоверными доказательствами не подтверждены, противоречат представленным в материалы дела доказательствам и показаниям свидетелей.

<//> по договору купли-продажи Гвилава Г.И. продал Мурцхваладзе Д. земельный участок с кадастровым номером , площадью 741 кв.м., расположенный по адресу: г. Екатеринбург, <адрес>, по цене 8 500 000 рублей. Данный договор зарегистрирован в ЕГРН <//>.

<//> зарегистрировано обременение в виде ипотеки в пользу Джоджуа Т.М. на основании договора залога от <//> в обеспечение договора займа от <//> между Джоджуа Т.М. и Мурцхваладзе Д.

Из ответа БТИ на судебный запрос следует, что ранее заинвентаризированный жилой дом по адресу: г. Екатеринбург, <адрес>, по данным обследования на <//> снесен. Материалы дела по данному адресу уничтожены в связи с истечением установленного срока хранения. Более поздних обследований объектов недвижимости по указанному адресу не проводилось, регистрацию прав на земельные участки ЕМУП «БТИ» не проводило (л.д. 110).

Сведениями из публичной кадастровой карты подтверждается, что земельные участки по адресу: г. Екатеринбург, <адрес> () и г. Екатеринбург, <адрес> () являются смежными.

Из представленных истцом фотографий, при сопоставлении со схемой расположения земельного участка (т. 1 л.д. 85), пояснений истца и третьего лица, показаний свидетелей, судом установлено, что расположенные в границах земельного участка с кадастровым номером капитальные гаражи, баня, хозяйственные сооружения возведены истцом.

Допрошенный в судебном заседании свидетель Гвоздарев С.А. пояснил, что собственником земельного участка по <адрес>, в порядке наследования является его супруга. Земельный участок, расположенный напротив участка по адресу: г. Екатеринбург, <адрес>, огорожен забором, участком владеет Евсеев А.А., гаражи возведены более 25 лет назад. Свидетель Гвоздарева Г.П. суду пояснила, что Евсеев А.А. пользуется земельным участком с 1987 года, земельный участок огорожен забором, участок Евсеева А.А. составляет предположительно более 10 соток. На земельном участке расположены баня, гаражи. Свидетель Руссу Е.В. пояснила, что в 1970 году ее мама купила часть дома по адресу: г. Екатеринбург, <адрес>, Евсеев А.А. пользовался спорным земельным участком с 2003 года, возможно раньше. Участок огорожен забором, на нем располагаются баня, гаражи, дом, деревянный сарай.

Из обстоятельств дела следует, что Лашхиа Д. в период с 1987 года по <//> не предпринимал каких-либо действий по пользованию имуществом ни юридически, ни фактически, свой титул владения не переоформлял, не регистрировал свое право собственности в ЕГРН, в связи с чем, сведений о собственнике в публичном доступе не имелось, участок считался пустующим и Евсеев А.А. добросовестно полагал это. Таким образом, Лашхиа Д., Гвилава Г.И., а в настоящее время и ответчик Мурцхваладзе Д. каких-либо действий по защите своего права собственности, истребованию имущества из чужого владения не предпринимали.

Истец последовательно указывал на то, что занятие участка как пустующего произведено им с момента приобретения смежного земельного участка в 1987 году. Данные пояснения подтверждают свидетели. Истец длительное время владеет участком, обрабатывает и обустраивает его, производит необходимое обслуживание имущества, ведет на участке хозяйство, осуществляет посадки, размещает вспомогательные постройки, истец огородил участок, принимает меры к его сохранению. Владение осуществляется открыто, добросовестно и непрерывно с 1987 года.

Вместе с тем, титульный владелец Лашхиа Д., в последующем Гвилава Г.И, а в настоящее время Мурцхваладзе Д. каких-либо действий в отношении имущества не предпринимали, свои права собственников в отношении указанного имущества не осуществляли, владение истцом участком не оспаривали. На момент совершения ими первых юридических действий в отношении участка (получение свидетельства <//>) истец владел имуществом уже 10 лет.

На основании статьи 11 Федерального закона от <//> N 52-ФЗ "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" действие статьи 234 Кодекса (приобретательная давность) распространяется и на случаи, когда владение имуществом началось до <//> и продолжается в момент введения в действие части первой Кодекса.

В соответствии с пунктом 4 статьи 234 Гражданского кодекса Российской Федерации течение срока приобретательной давности в отношении вещей, находящихся у лица, из владения которого они могли быть истребованы в соответствии со статьями 301 и 305 настоящего Кодекса, начинается со дня поступления вещи в открытое владение добросовестного приобретателя, а в случае, если было зарегистрировано право собственности добросовестного приобретателя недвижимой вещи, которой он владеет открыто, - не позднее момента государственной регистрации права собственности такого приобретателя.

Согласно правовой позиции, изложенной в абзаце 3 пункта 16 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от <//> "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" право собственности на земельные участки, находящиеся в государственной и муниципальной собственности, не может быть приобретено в силу приобретательной давности. Такие участки приобретаются в собственность в порядке, предусмотренном земельным законодательством. Право собственности в силу приобретательной давности может быть приобретено только на те земельные участки, которые находятся в частной собственности, при условии, что лицо владеет таким участком с соблюдением предусмотренных пунктом 1 статьи 234 Гражданского кодекса Российской Федерации условий, а также на бесхозяйное имущество.

В силу пункта 9.1 статьи 3 Федерального закона Российской Федерации от <//> N 137-ФЗ "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации" поскольку спорный земельный участок был предоставлен правопредшественнику Лашхиа Д. до введения в действие Земельного кодекса Российской Федерации для индивидуального жилищного строительства, он считался предоставленным ему на праве собственности. Следовательно, право собственности на земельный участок 66:41:0403054:32 может быть приобретено по основаниям приобретательной давности.

Наличие титульного собственника, совершение сделок с имуществом, при том, что оно не выбывало из владения давностного владельца, также не является препятствием для признания права собственности в порядке приобретательной давности.

Оценивая в совокупности представленные в материалы дела доказательства, в том числе показания допрошенных судом свидетелей, суд приходит к выводу о том, что спорным земельным участком с кадастровым номером истец фактически владеет с момента приобретения им части жилого дома, то есть с 1987 года. Сведений о том, что спорный земельный участок фактически был передан ответчикам по договору купли-продажи от <//> и договору купли-продажи от <//> в материалы дела не представлено, как и доказательств фактического владения спорным участком в период с 1987 года до <//> Лашхиа Д., несения бремени содержания данного имущества. То обстоятельство, что принадлежащие истцу и возведенные им гаражи и баня, расположенные на земельном участке, были <//> указаны в технической информации по результатам произведенного <//> обследования участка по адресу: г. Екатеринбург, <адрес>, свидетельствует о том, что данные строения в 1999 году уже были возведены на спорном участке.

Наличие у имущества титульного собственника и осведомленность об этом давностного владельца, равно как и его осведомленность об отсутствии у него самого какого-либо основания владения (титула) в отношении указанного имущества, по смыслу приведенных выше положений, закона и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации само по себе не является препятствием для приобретения права собственности по основанию, предусмотренному статьей 234 Гражданского кодекса Российской Федерации при соблюдении указанных в ней условий.

В противном случае в силу публичности государственного реестра прав (абзац второй пункта 1 статьи 8.1 Гражданского кодекса Российской Федерации), применение положений закона о приобретательной давности фактически исключалось бы в отношении недвижимого имущества, что противоречило бы смыслу и содержанию этих правовых предписаний.

Также из приведенных выше положений закона и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации следует, что для приобретения права собственности в силу приобретательной давности не требуется в качестве обязательного условия наличие какого-либо формально определенного отказа титульного собственника от этого имущества, либо предварительного прекращения его права собственности.

Иной подход ограничивал бы применение положений статьи 234 Гражданского кодекса Российской Федерации к недвижимому имуществу только случаями его самовольного завладения и побуждал бы давностного владельца к сокрытию непротивоправного по своему содержанию поведения, что, в свою очередь, противоречило бы требованию закона о добросовестности участников гражданских правоотношений (пункт 3 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Такая правовая позиция относительно споров о приобретении права собственности в силу приобретательной давности неоднократно и последовательно излагалась Верховным Судом Российской Федерации в Определениях от <//> N 32-КГ15-15; от <//> N 41-КГ15-16; от <//> N 127-КГ14-9; от <//> N 58-КГ16-26; от <//> N 87-КГ17-1, от <//> N 81-КГ18-15.

Из материалов дела также следует, что владение спорным имуществом осуществляется Евсеевым А.А. открыто, как своим собственным и ранее никто в течение этого владения не предъявлял своих прав на спорное имущество и не проявлял к нему интереса как к своему собственному.

Установив, данные обстоятельства, а также то, что доказательств направленности воли продавцов на отчуждение спорного земельного участка и передачи покупателями его стоимости ответчиками не представлено, спорный земельный участок фактически не передавался, поскольку его с 1987 года занимает истец, суд приходит к выводу, что между сторонами были заключены мнимые сделки, а договоры купли-продажи от <//> и от <//> не соответствуюттребованиям ст. ст. 420 - 425, 432 - 434 ГК РФ, поскольку: стороны, участвующие в сделке, намерений ее исполнять не имели. Осуществление сторонами мнимой сделки для вида государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество не препятствует квалификации такой сделки как ничтожной на основании пункта 1 статьи 170 ГК РФ".

При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу о наличии совокупности условий, названных в статье 234 Гражданского кодекса Российской Федерации, для признания за истцом права собственности на спорный земельный участок в порядке приобретательной давности, поскольку земельным участком истец фактически владеет открыто, добросовестно и непрерывно более 33 лет.

В соответствии с пунктом 21 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от <//> "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" судебный акт об удовлетворении иска о признании права собственности в силу приобретательной давности является основанием для регистрации права собственности в ЕГРН.

Решение суда является основанием для внесения изменений в Единый государственный реестр недвижимости в отношении возникших прав Евсеева А.А. и о погашении записи о праве собственности Мурцхваладзе Д. на это имущество (с учетом того, что право собственности на настоящий момент зарегистрировано за Мурцхваладзе Д., то он является надлежащим ответчиком по заявленным требованиям).

При подаче настоящего иска истцом уплачена государственная пошлина в размере 31 990 рублей.

В соответствии со статьей 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации с ответчика в пользу истца подлежит взысканию уплаченная при подаче иска государственная пошлина в размере 31 990 рублей.

Руководствуясь ст. ст. 12, 194-199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

РЕШИЛ:

требования Евсеева А. А.ча к ответчику Мурцхваладзе Джейрану удовлетворить.

Признать за Евсеевым А. А.чем право собственности на земельный участок с кадастровым номером , общей площадью 815 кв.м, расположенный по адресу: г. Екатеринбург, <адрес>.

В удовлетворении требований к остальным ответчикам – отказать.

Взыскать с Мурцхваладзе Джейрана в пользу Евсеева А. А.ча расходы по оплате государственной пошлины в размере 31990 рублей.

Настоящее решение является основанием для регистрации права собственности Евсеева А. А.ча на указанный земельный участок в ЕГРН с погашением (аннулированием) записи о праве собственности Мурцхваладзе Джейрана в отношении этого имущества.

Решение может быть оспорено сторонами в Судебную коллегию по гражданским делам Свердловского областного суда в течение месяца со дня изготовления мотивированного решения суда путем подачи апелляционной жалобы через Ленинский районный суд г. Екатеринбурга.

Судья: подпись.

Копия верна.

Судья:

Секретарь:

По состоянию на <//> решение

в законную силу не вступило.

Судья:

2-3384/2021

Категория:
Гражданские дела - первая инстанция
Статус:
Иск (заявление, жалоба) УДОВЛЕТВОРЕН
Истцы
Евсеев Анатолий Анатольевич
Ответчики
Джоджуа Темур Мирианович
Гвилава Гиорги Игоревич
Мурцхваладзе Джейран
Другие
Бунятов Абиль Ариф оглы
Рожин Дмитрий Игоревич
Администрация г. Екатеринбурга
Заитов Сергей Файзуллович
Лашхиа Девиза
Судья
Лазарева Вероника Игоревна
08.04.2021 Регистрация иска (заявления, жалобы) в суде и принятие его к производству
09.04.2021 Передача материалов судье
09.04.2021 Вынесено определение о назначении дела к судебному разбирательству
14.05.2021 Судебное заседание
15.06.2021 Судебное заседание
29.07.2021 Судебное заседание
13.08.2021 Судебное заседание
13.08.2021 Судебное заседание
20.08.2021 Изготовлено мотивированное решение в окончательной форме
26.08.2021 Дело сдано в отдел судебного делопроизводства
Судебный акт #1 (Решение)