Судебный акт #1 (Решение) по делу № 2-1989/2018 от 27.04.2018

Дело №2-1989/18 Р Е Ш Е Н И Е

Именем Российской Федерации

28 мая 2018 года Центральный районный суд г. Воронежа в составе:

председательствующего судьи Багрянской В.Ю.,

при секретаре Шестаковой М.Р.,

рассмотрел в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Чернышова Алексея Егоровича к Министерству финансов РФ, к МВД РФ, к ГУ МВД России по Воронежской области о взыскании компенсации морального вреда, причиненного незаконными действиями (бездействиями) государственных органов,

у с т а н о в и л:

Истец изначально обратился с исковым заявлением в Рамонский районный суд Воронежской области, в котором указал в качестве ответчиков ГУ МВД России по Воронежской области и Министерство финансов РФ в лице его территориального органа (л.д. 3). В обоснование требований указывает, что 18 августа 2013 года он был жестоко избит сыном соседа – ФИО1, было возбуждено уголовное дело, которое в последующем было прекращено. Следственные органы незаконно прекратив уголовное дело, лишили истца права на возмещение морального ущерба, причиненного ФИО1 Просит взыскать с ответчиков компенсацию морального вреда, который оценивает в 300000 руб.

Определением Рамонского районного суда Воронежской области от 06 апреля 2018 года дело передано по подсудности в Центральный районный суд г. Воронежа (л.д.60-61).

Определением Центрального районного суда г. Воронежа от 28 апреля 2018 года дело принято к производству суда, к участию в деле в качестве соответчика привлечено МВД России (л.д.67).

В судебное заседание истец не явился, извещен надлежащим образом, о чем в деле имеется почтовое уведомление (л.д.70).

Представитель МВД России и ГУ МВД России по Воронежской области по доверенностям Сорокина Д.А. с иском не согласилась, поддержала доводы, изложенные в письменных возражениях (л.д.28-31).

Министерство финансов не направило в суд своего представителя, извещено надлежащим образом.

ОМВД РФ по Рамонскому району Воронежской области также не направило в суд своего представителя, представлены письменные возражения на иск (л.д. 74-78).

Выслушав явившихся в заседание лиц, изучив материалы дела, суд приходит к следующим выводам.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пунктах 5 и 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2008 г. N 11 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству", под уточнением обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, следует понимать действия судьи и лиц, участвующих в деле, по определению юридических фактов, лежащих в основании требований и возражений сторон, с учетом характера спорного правоотношения и норм материального права, подлежащих применению. В случае заблуждения сторон относительно фактов, имеющих юридическое значение, судья на основании норм материального права, подлежащих применению, разъясняет им, какие факты имеют значение для дела и на ком лежит обязанность их доказывания (статья 56 ГПК РФ). При определении закона и иного нормативного правового акта, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и установлении правоотношений сторон следует иметь в виду, что они должны определяться исходя из совокупности данных: предмета и основания иска, возражений ответчика относительно иска, иных обстоятельств, имеющих юридическое значение для правильного разрешения дела.

Из изложенных норм процессуального закона и разъяснений по их применению следует, что выводы суда об установленных им фактах должны быть основаны на доказательствах, исследованных в судебном заседании. При этом бремя доказывания юридически значимых обстоятельств между сторонами спора подлежит распределению судом на основании норм материального права, регулирующих спорные отношения, а также требований и возражений сторон.

В статье 53 Конституции Российской Федерации закреплено право каждого на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Согласно статье 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Абзацем первым пункта 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, предусматривающей общие основания ответственности за причинение вреда, установлено, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда (пункт 2 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Исходя из содержания указанных статей в их взаимосвязи следует, что ответственность субъектов, перечисленных в статье 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации, наступает на общих основаниях, но при наличии указанных в ней специальных условий, выражающихся в причинении вреда противоправными действиями при осуществлении властно-административных полномочий.

В силу пункта 1 статьи 150 Гражданского кодекса Российской Федерации жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, неприкосновенность жилища, личная и семейная тайна, свобода передвижения, свобода выбора места пребывания и жительства, имя гражданина, авторство, иные нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.

Нематериальные блага защищаются в соответствии с названным кодексом и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав (статья 12) вытекает из существа нарушенного нематериального блага или личного неимущественного права и характера последствий этого нарушения. В случаях, если того требуют интересы гражданина, принадлежащие ему нематериальные блага могут быть защищены, в частности, путем признания судом факта нарушения его личного неимущественного права, опубликования решения суда о допущенном нарушении, а также путем пресечения или запрещения действий, нарушающих или создающих угрозу нарушения личного неимущественного права либо посягающих или создающих угрозу посягательства на нематериальное благо. В случаях и в порядке, которые предусмотрены законом, нематериальные блага, принадлежавшие умершему, могут защищаться другими лицами (пункт 2 статьи 150 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с пунктом 1 статьи 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда", под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

На основании пункта 1 статьи 1099 Гражданского кодекса Российской Федерации основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 59 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьей 151 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В связи с этим для разрешения требований гражданина о компенсации морального вреда, причиненного ему незаконными действиями (бездействиями) государственных органов необходимо установление незаконности действий (бездействий) государственного органа или его должностного лица, факта наличия нравственных страданий, а также наличия причинной связи между имевшими место нравственными страданиями и нарушением личных неимущественных прав потерпевшего в результате незаконных действий (бездействий) государственного органа или должностного лица этого органа.

Суд полагает, что в данном случае истцом не представлены доказательства в подтверждение юридически значимых обстоятельств по делу, а именно, не подтвержден факт наличия нравственных страданий, факт совершения (не совершения) незаконных действий (бездействий) государственными органами и их должностными лицами, а также наличия причинной связи между имевшими место нравственными страданиями и нарушением личных неимущественных прав потерпевшего в результате незаконных действий (бездействий) государственного органа или должностного лица этого органа.

Из пояснений представителя ответчиков, искового заявления истца и документов, приложенных истцом к иску, судом установлено, что 11 ноября 2013 года ОД ОМВД России по Рамонскому району Воронежской области возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 112 УК РФ, по факту причинения телесных повреждений Чернышову А.Е. Данное уголовное дело было прекращено 24 декабря 2017 года по основанию, предусмотренному п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с истечение сроков давности уголовного преследования (л.д.5-7).

Согласно ст. 38 УПК РФ, следователь является должностным лицом, уполномоченным принимать решения о возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного преследования и осуществлять предварительное расследование. Такое решение должно приниматься при наличии достаточных оснований и доказательств, которые следователь оценивает по своему внутреннему убеждению.

Применительно к данному спору, суд полагает, что должностные лица органов внутренних дел и следственных органов действовали в пределах предоставленных им полномочий.

Постановлением от 2 марта 2017 года N 4-П Конституционный Суд дал оценку конституционности положений пункта 3 части первой статьи 24, пункта 1 статьи 254 и части восьмой статьи 302 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Оспоренные положения являлись предметом рассмотрения постольку, поскольку на их основании судом разрешается вопрос о прекращении уголовного дела в случае истечения сроков давности уголовного преследования.

Спорные нормы были признаны не противоречащими Конституции Российской Федерации, поскольку предполагают, что при прекращении уголовного дела в связи с истечением сроков давности уголовного преследования с согласия обвиняемого (подсудимого):потерпевший, если у него имеются обоснованные сомнения в правильности исчисления срока давности уголовного преследования, вправе представить свои возражения против прекращения уголовного дела, которые должны быть исследованы судом, а в случае вынесения решения о прекращении уголовного дела - оспорить его по мотивам незаконности и необоснованности в установленном процессуальным законом порядке; для потерпевшего сохраняется возможность защитить свои права и законные интересы в порядке гражданского судопроизводства с учетом правил о сроках исковой давности, а обвиняемый (подсудимый) не освобождается от обязательств по возмещению причиненного противоправным деянием ущерба. При этом потерпевшему должно обеспечиваться содействие со стороны государства в лице его уполномоченных органов в получении доказательств, подтверждающих факт причинения такого ущерба; суд, рассматривающий в порядке гражданского судопроизводства иск о возмещении ущерба, причиненного подвергавшимся уголовному преследованию лицом, должен принять данные предварительного расследования. К ним относятся и сведения, содержащиеся в решении о прекращении в отношении этого лица уголовного дела в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, в качестве письменных доказательств. Эти и другие имеющиеся в деле доказательства суд обязан оценивать по своему внутреннему убеждению, основанному на их всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании; потерпевший не лишен возможности обратиться в суд с заявлением о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок.

Истец не представил суду доказательств того, что он выражал свое несогласие с принятым постановлением о прекращении уголовного преследования в отношении ФИО1, в порядке установленном уголовным процессуальным законодательством. При этом, Закон не требует обязательного согласия потерпевшего на прекращение уголовного дела по такому основанию.

Право на судебную защиту признается и гарантируется Конституцией Российской Федерации, международными договорами Российской Федерации и включает в себя в том числе право на судопроизводство в разумный срок и право на исполнение судебного акта в разумный срок, которые реализуются посредством создания государством процессуальных условий для эффективного и справедливого рассмотрения дела, а также организации и обеспечения своевременного и эффективного исполнения судебных актов (статья 46 Конституции Российской Федерации, статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 года, пункт 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года).

Для обеспечения действенности данных прав Федеральным законом от 30 апреля 2010 года N 68-ФЗ "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок" (далее - Закон о компенсации) установлен специальный способ их защиты в виде присуждения компенсации.

Компенсация за нарушение права на судопроизводство в разумный срок и права на исполнение судебного акта в разумный срок (далее - компенсация), как мера ответственности государства, имеет целью возмещение причиненного неимущественного вреда фактом нарушения процедурных условий, обеспечивающих реализацию данных прав в разумный срок, независимо от наличия или отсутствия вины суда, органов уголовного преследования, органов, на которые возложена обязанность по исполнению судебных актов, иных государственных органов, органов местного самоуправления и их должностных лиц.

Данная компенсация не направлена на восполнение имущественных потерь заинтересованного лица и не заменяет собой возмещения имущественного вреда, причиненного ему незаконными действиями (бездействием) государственных органов, в том числе судов. При этом присуждение компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок лишает заинтересованное лицо права на компенсацию морального вреда за указанные нарушения (часть 4 статьи 1 Закона о компенсации, статьи 151, 1069, 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

Судом установлено, что истец обращался с административным исковым заявлением о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок. Решением Воронежского областного суда от 28 апреля 2018 года, в пользу истца присуждена компенсация в сумме 60000 руб. Решение обращено к немедленному исполнению (л.д. 85-96). Данных о том, что данное решение истцом оспорено, не вступило в законную силу, суду не представлено. Данное обстоятельство является самостоятельным основанием для отказа истцу в иске.

Прекращение уголовного преследования в отношении ФИО1 в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, не препятствует истцу в защите его нематериальных благ в порядке гражданского судопроизводства, путем предъявления соответствующих требований к ФИО1

Также прекращение уголовного преследования в отношении ФИО1 по не реабилитирующим основаниям, само по себе не указывает на нарушение нематериальных благ истца ответчиками, как он ошибочно полагает. Истцом не представлено суду доказательств того, что ввиду прекращения уголовного дела, ему причинены нравственные или физические страдания.

Истцом не представлено доказательств в подтверждение доводов о том, что правоохранительными органами допущены действия (бездействия), которые могли бы причинить ущерб конституционным правам и свободам истца, либо затруднить его доступ к правосудию.

В силу ст. 123 УПК РФ действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, руководителя следственного органа, прокурора и суда могут быть обжалованы в установленном настоящим Кодексом порядке участниками уголовного судопроизводства, а также иными лицами в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы.

Ни действия должностного лица, вынесшего постановление о прекращении уголовного дела, ни само постановление в судебном порядке не признавались незаконными,

Таким образом, ни одно из юридически значимых обстоятельств, подлежащих доказыванию в рамках данного дела, истцом не доказано. Между тем, судом предлагалось истцу представить доказательства в подтверждение своих доводов (л.д.67), данная процессуальная обязанность истцом исполнена не была, что расценивается судом, как нежелание воспользоваться предоставленными ему процессуальными правами.

Учитывая изложенное, в отсутствие каких-либо доказательств, подтверждающих факт причинения истцу морального вреда, характер и степень понесенных им нравственных страданий, связанных с его индивидуальными особенностями, суд не находит оснований для удовлетворения требований истца.

Истцом также никак не мотивирован и не подтвержден размер заявленной ко взысканию компенсации морального вреда в размере 300000 руб.

Кроме того, суд полагает, что предъявление данных требований к Министерству финансов РФ и ГУ МВД России по Воронежской области не основано на нормах закона.

Согласно статье 1071 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях, когда в соответствии с настоящим Кодексом или другими законами причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования, от имени казны выступают соответствующие финансовые органы, если в соответствии с пунктом 3 статьи 125 настоящего Кодекса эта обязанность не возложена на другой орган, юридическое лицо или гражданина.

Согласно ч. 1 ст. 125 ГК РФ от имени Российской Федерации могут своими действиями приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права и обязанности, выступать в суде органы государственной власти в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов.

В случаях и в порядке, предусмотренных федеральными законами, указами Президента Российской Федерации и постановлениями Правительства Российской Федерации, нормативными актами субъектов Российской Федерации и муниципальных образований, по их специальному поручению от их имени могут выступать государственные органы, органы местного самоуправления, а также юридические лица и граждане (пункт 3).

В силу подпункта 12.1 пункта 1 статьи 158 Бюджетного кодекса Российской Федерации главный распорядитель бюджетных средств отвечает соответственно от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования по денежным обязательствам подведомственных ему получателей бюджетных средств. Главным распорядителем бюджетных средств и отвечать от имени РФ по денежным обязательствам подведомственных ему получателей бюджетных средств, в данном случае может только МВД России.

Указанные обстоятельства являются самостоятельным основанием для отказа истцу в иске к остальным ответчикам, указанным истцом.

Руководствуясь ст. ст. 12, 56, 194 - 198 ГПК РФ, суд

р е ш и л:

Исковые требования Чернышова Алексея Егоровича к Министерству финансов РФ, к МВД РФ, к ГУ МВД России по Воронежской области о взыскании компенсации морального вреда, причиненного незаконными действиями (бездействиями) государственных органов, оставить без удовлетворения.

На решение может быть подана апелляционная жалоба в Воронежский областной суд через Центральный районный суд г. Воронежа в течение месяца со дня его принятия судом в окончательной форме.

Судья Багрянская В.Ю.

Решение принято судом в окончательной форме 31 мая 2018 года.

Дело №2-1989/18 Р Е Ш Е Н И Е

Именем Российской Федерации

28 мая 2018 года Центральный районный суд г. Воронежа в составе:

председательствующего судьи Багрянской В.Ю.,

при секретаре Шестаковой М.Р.,

рассмотрел в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Чернышова Алексея Егоровича к Министерству финансов РФ, к МВД РФ, к ГУ МВД России по Воронежской области о взыскании компенсации морального вреда, причиненного незаконными действиями (бездействиями) государственных органов,

у с т а н о в и л:

Истец изначально обратился с исковым заявлением в Рамонский районный суд Воронежской области, в котором указал в качестве ответчиков ГУ МВД России по Воронежской области и Министерство финансов РФ в лице его территориального органа (л.д. 3). В обоснование требований указывает, что 18 августа 2013 года он был жестоко избит сыном соседа – ФИО1, было возбуждено уголовное дело, которое в последующем было прекращено. Следственные органы незаконно прекратив уголовное дело, лишили истца права на возмещение морального ущерба, причиненного ФИО1 Просит взыскать с ответчиков компенсацию морального вреда, который оценивает в 300000 руб.

Определением Рамонского районного суда Воронежской области от 06 апреля 2018 года дело передано по подсудности в Центральный районный суд г. Воронежа (л.д.60-61).

Определением Центрального районного суда г. Воронежа от 28 апреля 2018 года дело принято к производству суда, к участию в деле в качестве соответчика привлечено МВД России (л.д.67).

В судебное заседание истец не явился, извещен надлежащим образом, о чем в деле имеется почтовое уведомление (л.д.70).

Представитель МВД России и ГУ МВД России по Воронежской области по доверенностям Сорокина Д.А. с иском не согласилась, поддержала доводы, изложенные в письменных возражениях (л.д.28-31).

Министерство финансов не направило в суд своего представителя, извещено надлежащим образом.

ОМВД РФ по Рамонскому району Воронежской области также не направило в суд своего представителя, представлены письменные возражения на иск (л.д. 74-78).

Выслушав явившихся в заседание лиц, изучив материалы дела, суд приходит к следующим выводам.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пунктах 5 и 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2008 г. N 11 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству", под уточнением обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, следует понимать действия судьи и лиц, участвующих в деле, по определению юридических фактов, лежащих в основании требований и возражений сторон, с учетом характера спорного правоотношения и норм материального права, подлежащих применению. В случае заблуждения сторон относительно фактов, имеющих юридическое значение, судья на основании норм материального права, подлежащих применению, разъясняет им, какие факты имеют значение для дела и на ком лежит обязанность их доказывания (статья 56 ГПК РФ). При определении закона и иного нормативного правового акта, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и установлении правоотношений сторон следует иметь в виду, что они должны определяться исходя из совокупности данных: предмета и основания иска, возражений ответчика относительно иска, иных обстоятельств, имеющих юридическое значение для правильного разрешения дела.

Из изложенных норм процессуального закона и разъяснений по их применению следует, что выводы суда об установленных им фактах должны быть основаны на доказательствах, исследованных в судебном заседании. При этом бремя доказывания юридически значимых обстоятельств между сторонами спора подлежит распределению судом на основании норм материального права, регулирующих спорные отношения, а также требований и возражений сторон.

В статье 53 Конституции Российской Федерации закреплено право каждого на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Согласно статье 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Абзацем первым пункта 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, предусматривающей общие основания ответственности за причинение вреда, установлено, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда (пункт 2 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Исходя из содержания указанных статей в их взаимосвязи следует, что ответственность субъектов, перечисленных в статье 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации, наступает на общих основаниях, но при наличии указанных в ней специальных условий, выражающихся в причинении вреда противоправными действиями при осуществлении властно-административных полномочий.

В силу пункта 1 статьи 150 Гражданского кодекса Российской Федерации жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, неприкосновенность жилища, личная и семейная тайна, свобода передвижения, свобода выбора места пребывания и жительства, имя гражданина, авторство, иные нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.

Нематериальные блага защищаются в соответствии с названным кодексом и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав (статья 12) вытекает из существа нарушенного нематериального блага или личного неимущественного права и характера последствий этого нарушения. В случаях, если того требуют интересы гражданина, принадлежащие ему нематериальные блага могут быть защищены, в частности, путем признания судом факта нарушения его личного неимущественного права, опубликования решения суда о допущенном нарушении, а также путем пресечения или запрещения действий, нарушающих или создающих угрозу нарушения личного неимущественного права либо посягающих или создающих угрозу посягательства на нематериальное благо. В случаях и в порядке, которые предусмотрены законом, нематериальные блага, принадлежавшие умершему, могут защищаться другими лицами (пункт 2 статьи 150 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с пунктом 1 статьи 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда", под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

На основании пункта 1 статьи 1099 Гражданского кодекса Российской Федерации основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 59 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьей 151 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В связи с этим для разрешения требований гражданина о компенсации морального вреда, причиненного ему незаконными действиями (бездействиями) государственных органов необходимо установление незаконности действий (бездействий) государственного органа или его должностного лица, факта наличия нравственных страданий, а также наличия причинной связи между имевшими место нравственными страданиями и нарушением личных неимущественных прав потерпевшего в результате незаконных действий (бездействий) государственного органа или должностного лица этого органа.

Суд полагает, что в данном случае истцом не представлены доказательства в подтверждение юридически значимых обстоятельств по делу, а именно, не подтвержден факт наличия нравственных страданий, факт совершения (не совершения) незаконных действий (бездействий) государственными органами и их должностными лицами, а также наличия причинной связи между имевшими место нравственными страданиями и нарушением личных неимущественных прав потерпевшего в результате незаконных действий (бездействий) государственного органа или должностного лица этого органа.

Из пояснений представителя ответчиков, искового заявления истца и документов, приложенных истцом к иску, судом установлено, что 11 ноября 2013 года ОД ОМВД России по Рамонскому району Воронежской области возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 112 УК РФ, по факту причинения телесных повреждений Чернышову А.Е. Данное уголовное дело было прекращено 24 декабря 2017 года по основанию, предусмотренному п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с истечение сроков давности уголовного преследования (л.д.5-7).

Согласно ст. 38 УПК РФ, следователь является должностным лицом, уполномоченным принимать решения о возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного преследования и осуществлять предварительное расследование. Такое решение должно приниматься при наличии достаточных оснований и доказательств, которые следователь оценивает по своему внутреннему убеждению.

Применительно к данному спору, суд полагает, что должностные лица органов внутренних дел и следственных органов действовали в пределах предоставленных им полномочий.

Постановлением от 2 марта 2017 года N 4-П Конституционный Суд дал оценку конституционности положений пункта 3 части первой статьи 24, пункта 1 статьи 254 и части восьмой статьи 302 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Оспоренные положения являлись предметом рассмотрения постольку, поскольку на их основании судом разрешается вопрос о прекращении уголовного дела в случае истечения сроков давности уголовного преследования.

Спорные нормы были признаны не противоречащими Конституции Российской Федерации, поскольку предполагают, что при прекращении уголовного дела в связи с истечением сроков давности уголовного преследования с согласия обвиняемого (подсудимого):потерпевший, если у него имеются обоснованные сомнения в правильности исчисления срока давности уголовного преследования, вправе представить свои возражения против прекращения уголовного дела, которые должны быть исследованы судом, а в случае вынесения решения о прекращении уголовного дела - оспорить его по мотивам незаконности и необоснованности в установленном процессуальным законом порядке; для потерпевшего сохраняется возможность защитить свои права и законные интересы в порядке гражданского судопроизводства с учетом правил о сроках исковой давности, а обвиняемый (подсудимый) не освобождается от обязательств по возмещению причиненного противоправным деянием ущерба. При этом потерпевшему должно обеспечиваться содействие со стороны государства в лице его уполномоченных органов в получении доказательств, подтверждающих факт причинения такого ущерба; суд, рассматривающий в порядке гражданского судопроизводства иск о возмещении ущерба, причиненного подвергавшимся уголовному преследованию лицом, должен принять данные предварительного расследования. К ним относятся и сведения, содержащиеся в решении о прекращении в отношении этого лица уголовного дела в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, в качестве письменных доказательств. Эти и другие имеющиеся в деле доказательства суд обязан оценивать по своему внутреннему убеждению, основанному на их всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании; потерпевший не лишен возможности обратиться в суд с заявлением о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок.

Истец не представил суду доказательств того, что он выражал свое несогласие с принятым постановлением о прекращении уголовного преследования в отношении ФИО1, в порядке установленном уголовным процессуальным законодательством. При этом, Закон не требует обязательного согласия потерпевшего на прекращение уголовного дела по такому основанию.

Право на судебную защиту признается и гарантируется Конституцией Российской Федерации, международными договорами Российской Федерации и включает в себя в том числе право на судопроизводство в разумный срок и право на исполнение судебного акта в разумный срок, которые реализуются посредством создания государством процессуальных условий для эффективного и справедливого рассмотрения дела, а также организации и обеспечения своевременного и эффективного исполнения судебных актов (статья 46 Конституции Российской Федерации, статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 года, пункт 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года).

Для обеспечения действенности данных прав Федеральным законом от 30 апреля 2010 года N 68-ФЗ "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок" (далее - Закон о компенсации) установлен специальный способ их защиты в виде присуждения компенсации.

Компенсация за нарушение права на судопроизводство в разумный срок и права на исполнение судебного акта в разумный срок (далее - компенсация), как мера ответственности государства, имеет целью возмещение причиненного неимущественного вреда фактом нарушения процедурных условий, обеспечивающих реализацию данных прав в разумный срок, независимо от наличия или отсутствия вины суда, органов уголовного преследования, органов, на которые возложена обязанность по исполнению судебных актов, иных государственных органов, органов местного самоуправления и их должностных лиц.

Данная компенсация не направлена на восполнение имущественных потерь заинтересованного лица и не заменяет собой возмещения имущественного вреда, причиненного ему незаконными действиями (бездействием) государственных органов, в том числе судов. При этом присуждение компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок лишает заинтересованное лицо права на компенсацию морального вреда за указанные нарушения (часть 4 статьи 1 Закона о компенсации, статьи 151, 1069, 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

Судом установлено, что истец обращался с административным исковым заявлением о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок. Решением Воронежского областного суда от 28 апреля 2018 года, в пользу истца присуждена компенсация в сумме 60000 руб. Решение обращено к немедленному исполнению (л.д. 85-96). Данных о том, что данное решение истцом оспорено, не вступило в законную силу, суду не представлено. Данное обстоятельство является самостоятельным основанием для отказа истцу в иске.

Прекращение уголовного преследования в отношении ФИО1 в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, не препятствует истцу в защите его нематериальных благ в порядке гражданского судопроизводства, путем предъявления соответствующих требований к ФИО1

Также прекращение уголовного преследования в отношении ФИО1 по не реабилитирующим основаниям, само по себе не указывает на нарушение нематериальных благ истца ответчиками, как он ошибочно полагает. Истцом не представлено суду доказательств того, что ввиду прекращения уголовного дела, ему причинены нравственные или физические страдания.

Истцом не представлено доказательств в подтверждение доводов о том, что правоохранительными органами допущены действия (бездействия), которые могли бы причинить ущерб конституционным правам и свободам истца, либо затруднить его доступ к правосудию.

В силу ст. 123 УПК РФ действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, руководителя следственного органа, прокурора и суда могут быть обжалованы в установленном настоящим Кодексом порядке участниками уголовного судопроизводства, а также иными лицами в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы.

Ни действия должностного лица, вынесшего постановление о прекращении уголовного дела, ни само постановление в судебном порядке не признавались незаконными,

Таким образом, ни одно из юридически значимых обстоятельств, подлежащих доказыванию в рамках данного дела, истцом не доказано. Между тем, судом предлагалось истцу представить доказательства в подтверждение своих доводов (л.д.67), данная процессуальная обязанность истцом исполнена не была, что расценивается судом, как нежелание воспользоваться предоставленными ему процессуальными правами.

Учитывая изложенное, в отсутствие каких-либо доказательств, подтверждающих факт причинения истцу морального вреда, характер и степень понесенных им нравственных страданий, связанных с его индивидуальными особенностями, суд не находит оснований для удовлетворения требований истца.

Истцом также никак не мотивирован и не подтвержден размер заявленной ко взысканию компенсации морального вреда в размере 300000 руб.

Кроме того, суд полагает, что предъявление данных требований к Министерству финансов РФ и ГУ МВД России по Воронежской области не основано на нормах закона.

Согласно статье 1071 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях, когда в соответствии с настоящим Кодексом или другими законами причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования, от имени казны выступают соответствующие финансовые органы, если в соответствии с пунктом 3 статьи 125 настоящего Кодекса эта обязанность не возложена на другой орган, юридическое лицо или гражданина.

Согласно ч. 1 ст. 125 ГК РФ от имени Российской Федерации могут своими действиями приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права и обязанности, выступать в суде органы государственной власти в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов.

В случаях и в порядке, предусмотренных федеральными законами, указами Президента Российской Федерации и постановлениями Правительства Российской Федерации, нормативными актами субъектов Российской Федерации и муниципальных образований, по их специальному поручению от их имени могут выступать государственные органы, органы местного самоуправления, а также юридические лица и граждане (пункт 3).

В силу подпункта 12.1 пункта 1 статьи 158 Бюджетного кодекса Российской Федерации главный распорядитель бюджетных средств отвечает соответственно от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования по денежным обязательствам подведомственных ему получателей бюджетных средств. Главным распорядителем бюджетных средств и отвечать от имени РФ по денежным обязательствам подведомственных ему получателей бюджетных средств, в данном случае может только МВД России.

Указанные обстоятельства являются самостоятельным основанием для отказа истцу в иске к остальным ответчикам, указанным истцом.

Руководствуясь ст. ст. 12, 56, 194 - 198 ГПК РФ, суд

р е ш и л:

Исковые требования Чернышова Алексея Егоровича к Министерству финансов РФ, к МВД РФ, к ГУ МВД России по Воронежской области о взыскании компенсации морального вреда, причиненного незаконными действиями (бездействиями) государственных органов, оставить без удовлетворения.

На решение может быть подана апелляционная жалоба в Воронежский областной суд через Центральный районный суд г. Воронежа в течение месяца со дня его принятия судом в окончательной форме.

Судья Багрянская В.Ю.

Решение принято судом в окончательной форме 31 мая 2018 года.

1версия для печати

2-1989/2018

Категория:
Гражданские и административные дела (КАC РФ)
Статус:
ОТКАЗАНО в удовлетворении иска (заявлении, жалобы)
Истцы
Чернышов Алексей Егорович
Ответчики
Министерство внутренних дел Российской Федерации
Министерство финансов РФ
ГУ МВД России по Воронежской области
Другие
ОМВД России по Рамонскому району
Судья
Багрянская Виктория Юрьевна
27.04.2018 Регистрация иска (заявления, жалобы) в суде и принятие его к производству
27.04.2018 Передача материалов судье
28.04.2018 Вынесено определение о назначении дела к судебному разбирательству
28.05.2018 Судебное заседание
31.05.2018 Изготовлено мотивированное решение в окончательной форме
01.06.2018 Дело сдано в отдел судебного делопроизводства
21.08.2018 Дело оформлено
21.08.2018 Дело передано в архив
Судебный акт #1 (Решение)